Все статьи на нашем сайте можно прослушать - просто нажмите кнопку

Усадьба Горенки

Усадь­ба Горен­ки нахо­дит­ся в ближ­нем Под­мос­ко­вье — в Бала­ши­хин­ском рай­оне немно­го в сто­роне от феде­раль­ной авто­мо­биль­ной доро­ги М‑7 «Вол­га» (спра­ва, если дви­гать­ся со сто­ро­ны Моск­вы в направ­ле­нии Бала­ши­хи). Непо­да­ле­ку рас­по­ло­же­на еще одна усадь­ба Пех­ра-Яко­влев­ское.

Совре­мен­ный адрес усадь­бы Горен­ки: г. Бала­ши­ха, шос­се Энту­зи­а­стов, д. 2–10.

Усадьба Горенки

Усадь­ба Горен­ки зани­ма­ет зна­чи­тель­ную тер­ри­то­рию по обе сто­ро­ны от про­те­ка­ю­щей здесь реч­ки Горен­ки, дав­шей неко­гда назва­ние все­му име­нию, вплоть до места ее сли­я­ния с реч­кой Пехор­кой. Горен­ки — одна из круп­ней­ших дво­рян­ских уса­деб на тер­ри­то­рии Мос­ков­ской обла­сти как по пло­ща­ди, так и по коли­че­ству зда­ний в архи­тек­тур­ном ансам­бле.

Глав­ное зда­ние архи­тек­тур­но-ланд­шафт­но­го ком­плек­са усадь­бы Горен­ки было постро­е­но в пери­од с 1780 по 1790 гг. по про­ек­ту архи­тек­то­ра А. Мене­ла­са и под­верг­лось капи­таль­ной рекон­струк­ции в пер­вой чет­вер­ти XX в. (про­ект архи­тек­то­ра С. Чер­ны­ше­ва).

Усадь­ба Горен­ки рас­по­ло­же­на в цен­тре полу­круг­ло­го парад­но­го дво­ра. Диа­метр дво­ра состав­ля­ет око­ло 700 мет­ров. В цен­траль­ной части глав­но­го зда­ния нахо­дил­ся шести­ко­лон­ный пор­тик. Высту­пы полу­круг­лой фор­мы когда-то были кры­ты­ми бал­ко­на­ми.

Про­стран­ство вокруг усадь­бы — это быв­ший англий­ский парк, вер­нее все то, что от него оста­лось за годы веде­ния на тер­ри­то­рии усадь­бы спон­тан­ной хозяй­ствен­ной дея­тель­но­сти. В восточ­ной части пар­ка рас­по­ло­же­ны липо­вые, топо­ли­ные и вязо­вые аллеи, кото­рые при­во­дят посе­ти­те­лей усадь­бы к пру­ду.

У пру­да име­ет­ся хоро­шо сохра­нив­ший­ся искус­ствен­ный грот — неболь­шое поме­ще­ние округ­лой фор­мы в цен­тре и веду­щие к нему камен­ные кори­до­ры. Его пред­на­зна­че­ни­ем в луч­шие дни было сохра­нять све­жесть про­дук­тов в холо­де — эта­кий холо­диль­ник гигант­ско­го раз­ме­ра. Здесь, в част­но­сти, хра­ни­ли запа­сы шам­пан­ско­го, кото­рым уго­ща­ли важ­ных гостей усадь­бы — в те вре­ме­на хоро­шее шам­пан­ское весь­ма цени­лось. К пру­ду мож­но было спу­стить­ся по бело­ка­мен­ной лест­ни­це с верх­ней тер­ра­сы двор­ца.

Итак, пере­чис­лим те зда­ния и эле­мен­ты ланд­шафт­но­го дизай­на, кото­рые дошли до нас: дом с фли­ге­ля­ми, оран­же­рея, пруд, воро­та, остат­ки пло­ти­ны, грот и англий­ский парк.




Как добраться до Горенок

Давай­те пого­во­рим о том, как добрать­ся до Горе­нок. Про­ще все­го будет дое­хать на авто­мо­би­ле — начи­най­те дви­же­ние по шос­се Энту­зи­а­стов в сто­ро­ну Бала­ши­хи, пре­одо­лей­те МКАД и про­дол­жай­те дви­гать­ся на Бала­ши­ху в тече­ние 5–10 мин. Немно­го не доез­жая само­го горо­да Бала­ши­ха свер­ни­те с доро­ги напра­во, ори­ен­ти­ру­ясь на зна­ки дорож­но­го дви­же­ния — все, вы на месте, вот и она — усадь­ба Горен­ки.

На автобусах и маршрутных такси

На авто­бу­се до усадь­бы Горен­ки луч­ше все­го доби­рать­ся от мет­ро Ново­ги­ре­ево. Сади­тесь здесь на авто­бус в направ­ле­нии Бала­ши­хи и еде­те до оста­нов­ки «Сана­то­рий Крас­ная роза». Вам подой­дут авто­бу­сы и марш­рут­ки №: 291, 444, 322, 25, 1012, 108, 110, 125, 193, 588, 473, 291, 550, 886, 587, 993.

Электричка до ст. Горенки

От Кур­ско­го вок­за­ла г. Моск­вы мож­но добрать­ся до ж/д ст. Горен­ки на элек­тро­по­ез­дах Горь­ков­ско­го направ­ле­ния. Ходят доста­точ­но часто, вре­мя в пути — око­ло 35 минут. Един­ствен­ный минус это­го спо­со­ба заклю­ча­ет­ся в том, что вам при­дет­ся прой­ти пеш­ком до усадь­бы несколь­ко доль­ше, чем от авто­бус­ной оста­нов­ки — поряд­ка 3 км.

Сна­ча­ла дви­гай­тесь по ул. Побе­ды до ее пере­се­че­ния с про­спек­том Лени­на, где повер­ни­те напра­во. На пере­се­че­нии с ул. Запад­ной повер­ни­те нале­во и сле­дуй­те вплоть до Цен­траль­ной рай­он­ной боль­ни­цы горо­да Бала­ши­хи (пря­мо перед ней вам нуж­но будет пере­сечь шос­се Энту­зи­а­стов). Отсю­да при­ни­май­те впра­во — до усадь­бы рукой подать, а в край­нем слу­чае все­гда мож­но про­кон­суль­ти­ро­вать­ся у мест­но­го насе­ле­ния или све­рить­ся с кар­той в смарт­фоне.




История усадьбы Горенки

В раз­ное вре­мя усадь­бой вла­де­ли раз­лич­ные дво­рян­ские рода и извест­ные люди Рос­сий­ской импе­рии:

  • Пле­ще­е­вы (1623—1693 гг.);
  • Хил­ков П. Ю. (1714 гг.);
  • Дол­го­ру­кие (1714–1730 гг.)
  • Раз­умов­ские (1747—1812 гг.);
  • Нико­лай Юсу­пов (1827);
  • Нико­лай Вол­ков;
  • Федор Пан­те­ле­ев (1852),
  • фаб­ри­кант Тре­тья­ков и его наслед­ни­ки (вто­рая поло­ви­на XIX в. — нача­ло XX в.),
  • фаб­ри­кант Севрю­гов (1910 — 1917 гг.).

Но нач­нем по поряд­ку. В пис­цо­вой кни­ге Мос­ков­ско­го уез­да за 1536–1538 гг. упо­ми­на­ет­ся пустошь Горен­ки в кон­тек­сте пере­хо­да прав соб­ствен­но­сти на эту зем­лю от неко­е­го слу­жи­ло­го чело­ве­ка Мол­ча­на к бояри­ну Ники­те Рома­но­ви­чу Заха­рьи­ну (по сов­ме­сти­тель­ству дед буду­ще­го пер­во­го царя из дина­стии Рома­но­вых).

В пис­цо­вой кни­ге за 1623–1624 гг. мы встре­ча­ем запись о новом вла­дель­це:

За Ники­фо­ром Пле­ще­е­вым по госу­да­ре­вой гра­мо­те 1617 года пустошь Пере­ве­сье на реч­ке на Горен­ке … пустошь Погре­би­ще на сухо­до­ле … пустошь Глеб­це­во … пустошь Короб­ки­но на сухо­до­ле.

В 1678 году име­ет­ся запись о том, что вла­дель­цем дерев­ни Горен­ки (воз­ник­шей на месте Золо­ти­ло­вой пусто­ши) явля­ет­ся столь­ник князь Дани­ил Чер­кас­ский.

Князь Юрий Хил­ков (слу­жив­ший ком­нат­ным столь­ни­ком у царя Пет­ра I) выстро­ил здесь в 1693 году дере­вян­ный гос­под­ский двор, кото­рый в 1707 году пере­дал сво­е­му ново­му зятю кня­зю Алек­сею Дол­го­ру­ко­му в каче­стве при­да­но­го его доче­ри Прас­ко­вьи Хил­ко­вой.

Долгорукие и усадьба Горенки

Новый хозя­ин име­ния при­со­еди­нил к нему пра­во­бе­реж­ную часть совре­мен­ных Горе­нок, а так­же сосед­нее Чиже­во и занял­ся воз­ве­де­ни­ем пер­во­го насто­я­ще­го двор­ца.

Сын Алек­сея и Прас­ко­вьи — Иван при дво­ре юно­го царя Пет­ра II был не послед­ним чело­ве­ком и очень часто при­ни­мал его у себя в име­нии в Горен­ках. Его папень­ке при­шло в голо­ву (а Дол­го­ру­кие все­гда сла­ви­лись сво­ей изоб­ре­та­тель­но­стью по части двор­цо­вых интриг) женить моло­до­го царя на сво­ей доче­ри Ека­те­рине, кото­рая была стар­ше Пет­ра на 3 года. Дело вро­де даже как сла­ди­лось и в нояб­ре 1729 года была совер­ше­на помолв­ка меж­ду моло­ды­ми. Но Петр II возь­ми вдруг да тяже­ло забо­лей, а после того и вовсе пом­ри.

Ничто­же сум­ня­ше­ся Дол­го­ру­кие опе­ра­тив­но офор­ми­ли под­дель­ное заве­ща­ние Пет­ра II в кото­ром объ­яв­ля­лась пред­смерт­ная воля царя: его неве­сте над­ле­жа­ло стать его пре­ем­ни­цей и занять рос­сий­ский трон.

Пове­рить в сие при дво­ре не изво­ли­ли. Дол­го­ру­ких рас­ку­ла­чи­ли по пол­ной про­грам­ме (ото­бра­ли все нажи­тое непо­силь­ным тру­дом в поль­зу госу­дар­ства) и отпра­ви­ли на посто­ян­ное место житель­ства в город Тобольск. При­ме­ча­тель­но, что совсем рядом с Тоболь­ском в горо­де Бере­зо­ве уже изво­лил про­жи­вать сослан­ный туда ста­ра­ни­я­ми тех же самых Дол­го­ру­ких спо­движ­ник Пет­ра I извест­ный каз­но­крад свет­лей­ший князь Алек­сандр Мень­ши­ков. От поди пора­до­вал­ся ста­рик!




Разумовские и усадьба Горенки

Алек­сей Раз­умов­ский — фаво­рит и впо­след­ствии тай­ный супруг импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны при­об­рел Горен­ки в 1747 году. При нем здесь был воз­ве­ден ряд камен­ных постро­ек и в их чис­ле цер­ковь во имя Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са.

Алек­сей не оста­вил наслед­ни­ков и после его смер­ти име­ние пере­шло к его бра­ту Кирил­лу, а потом к его сыну Алек­сею Кирил­ло­ви­чу Раз­умов­ско­му, при кото­ром усадь­ба Горен­ки совер­шен­ней­шим обра­зом рас­цве­ла: дво­рец пол­но­стью пере­стро­и­ли (про­ект архи­тек­то­ра А. А. Мине­ла­са), мест­ность вокруг «при­че­са­ли» пре­об­ра­зо­вав в англий­ский парк с кас­ка­дом пру­дов (изна­чаль­но их было 7, а до нас дошли толь­ко 3), устро­и­ли бота­ни­че­ский сад с див­ны­ми оран­же­ре­я­ми.

О бота­ни­че­ском саде сле­ду­ет ска­зать осо­бо. Заве­до­вал им буду­щий дирек­тор Импе­ра­тор­ско­го бота­ни­че­ско­го сада в Санкт-Петер­бур­ге Фри­дрих Тео­дор Фишер. Ему уда­лось собрать в оран­же­ре­ях бота­ни­че­ско­го сада око­ло 7000 рас­те­ний (в т.ч. более 300 тро­пи­че­ских: бам­бук, кипа­ри­сы, паль­мы, ямай­ский кедр). Горен­ки ста­ли цен­тром при­тя­же­ния для зна­ме­ни­тых есте­ство­ис­пы­та­те­лей и путе­ше­ствен­ни­ков из Евро­пы.

Во вре­мя собы­тий 1812 года усадь­ба была захва­че­на фран­цу­за­ми и нем­ца­ми, слу­жив­ши­ми в напо­лео­нов­ской армии.

В кни­ге Т. Толы­че­вой «Рас­ска­зы оче­вид­цев о две­на­дца­том годе» издан­ной в 1872 году (Гла­ва VIII «Фран­цу­зы в Горен­ках») мы нахо­дим опи­са­ние тех собы­тий от лица Мар­фы Андре­ев­ны Коноп­ли­ной, кото­рой в то вре­мя было все­го 14 лет. Девоч­ка была одной из 10 сирот, взя­тых на вос­пи­та­ние кня­ги­ней Реп­ни­ной. Кня­ги­ня (дочь кня­зя Раз­умов­ско­го) устро­и­ла в Горен­ках неболь­шой при­ют, где и про­жи­ва­ли ее юные вос­пи­тан­ни­цы.

Когда фран­цу­зы заня­ли Моск­ву через Горен­ки потя­ну­лись тол­пы бежен­цев, оста­вив­ших свои дома в Москве и ухо­див­ших по Вла­ди­мир­ско­му трак­ту вглубь стра­ны. Их раз­ме­ща­ли вез­де, где толь­ко было мож­но раз­ме­стить людей, кор­ми­ли и вся­че­ски о них забо­ти­лись.

Ночью в Горен­ках было свет­ло как днем — Москва пыла­ла и несмот­ря на рас­сто­я­ние заре­во от пожа­рищ было очень силь­ным. Гувер­нант­ка­ми при­хо­ди­лось зана­ве­ши­вать окна, что­бы девоч­ки мог­ли уснуть.

Изна­чаль­но фран­цу­зы, кото­рые вско­ре пока­за­лись и в Горен­ках, вели себя при­лич­но. Их при­ни­ма­ли управ­ля­ю­щий или Фишер, кор­ми­ли обе­дом. Фран­цу­зы гуля­ли по саду, раз­го­ва­ри­ва­ли и уез­жа­ли. Хуже ста­ло тогда, когда в Москве закон­чи­лось про­до­воль­ствие и они ста­ли шны­рять по окру­ге в поис­ках про­ви­ан­та и нажи­вы.

Мар­фа Андре­ев­на подроб­но опи­сы­ва­ет как фран­цуз­ские сол­да­ты обыс­ки­ва­ли ком­на­ты двор­ца в поис­ках любых цен­ных пред­ме­тов и про­ви­ан­та, как их гувер­нант­кам фран­цу­жен­ке и нем­ке с тру­дом уда­лось отбить для сирот поло­ви­ну запа­сов чая и саха­ра, как сереб­ря­ные моне­ты рас­пи­хи­ва­ли детям в чул­ки для пущей сохран­но­сти и как неудоб­но было с ними пере­дви­гать­ся…

Как после обыс­ка про­во­див­шие его при­со­еди­ни­лись к ожи­дав­шим их во дво­ре дома дру­зьям и как все они вме­сте при­ня­лись потро­шить погре­ба и кла­до­вые. Как напо­лео­нов­ские сол­да­ты выка­ти­ли на двор несколь­ко бочек вина, раз­би­ли их сво­и­ми саб­ля­ми и упи­лись пря­мо там во дво­ре.

Как из ниот­ку­да появив­ши­е­ся каза­ки разо­гна­ли эту шай­ку, как они коло­ли раз­бе­га­ю­щу­ю­ся пьянь пика­ми на ска­ку и как тру­пы фран­цу­зов валя­лись потом на лест­ни­це дома и в пру­ду…

Окку­пан­ты нанес­ли зна­чи­тель­ный урон не толь­ко вин­ным погре­бам, но и бота­ни­че­ско­му саду, вытоп­тав ред­кие рас­те­ния и попор­тив малые архи­тек­тур­ные фор­мы… Из дру­го­го источ­ни­ка нам извест­но, что во вре­мя докла­да Фише­ра на тему раз­ру­ше­ний в бота­ни­че­ском саду Раз­умов­ский сокру­шал­ся в том плане, что лад­но фран­цу­зы, но от нем­цев он тако­го свин­ства не ожи­дал…




Усадьба Горенки во второй половине XIX в. — нач. XX в.

После смер­ти Раз­умов­ско­го в 1822 году его наслед­ни­ки взя­лись рас­про­да­вать име­ние оптом и в роз­ни­цу. Совре­мен­ни­ки сокру­ша­лись по это­му пово­ду, что не в те руки попа­ли Горен­ки, что «день­ги из все­го» есть девиз наслед­ни­ков Раз­умов­ско­го.

В ито­ге все закон­чи­лось тем, что в 1827 году Нико­лай Юсу­пов купил Горен­ки и пере­вез все цен­ные кол­лек­ции и биб­лио­те­ку Раз­умов­ских в свое име­ние в Архан­гель­ском. А потом про­дал име­ние пол­ков­ни­ку гвар­дии Нико­лаю Вол­ко­ву — мос­ков­ско­му уезд­но­му пред­во­ди­те­лю дво­рян­ства.

Вол­ков устро­ил в Горен­ках (сов­мест­но с куп­цом Васи­ли­ем Тре­тья­ко­вым) бума­гот­кац­кую и бума­го­пря­диль­ную фаб­ри­ку, а в англий­ском пар­ке постро­и­ли неболь­шой литей­ный завод, где изго­тав­ли­ва­ли стан­ки. Дерев­ню Горен­ки он вско­ре про­дал кол­леж­ско­му реги­стра­то­ру Фёдо­ру Пан­те­ле­е­ву.

После смер­ти Вол­ко­ва усадь­бой вла­дел его ком­па­ньон Тре­тья­ков. В 1885 году вся про­из­вод­ствен­ная дея­тель­ность была тут свер­ну­та и усадь­ба Горен­ки при­шла в совер­шен­ней­шее запу­сте­ние.

В 1910 году усадь­бу при­об­рел фаб­ри­кант Вла­ди­мир Севрю­гов. Он имел мысль вер­нуть усадь­бе былое вели­чие. С этой самой мыс­лью он нанял архи­тек­то­ра Сер­гея Чер­ны­ше­ва, кото­рый пре­крас­но спра­вил­ся с постав­лен­ной зада­чей. А потом при­шла рево­лю­ция и … вло­же­ния фаб­ри­кан­та, мяг­ко гово­ря, не оку­пи­лись.

Усадьба Горенки в советский период

Непо­сред­ствен­но после рево­лю­ции в усадь­бе Горен­ки рас­по­ло­жил­ся волост­ной испол­ком, а пусто­вав­шую часть зда­ния и тер­ри­то­рию вокруг пере­да­ли дет­ско­му дому им. Сте­па­на Рази­на. Огром­ный пла­кат с изоб­ра­же­ни­ем лихо­го ата­ма­на висел на зда­нии дол­гое вре­мя.

В 1925 году вме­сто дет­ско­го дома и испол­ко­ма в усадь­бе раз­ме­стил­ся тубер­ку­лез­ный сана­то­рий, кото­рый нахо­дит­ся там и по сей день. В наши дни он назы­ва­ет­ся Мос­ков­ский област­ной сана­то­рий вне­ле­гоч­ных форм тубер­ку­ле­за «Крас­ная Роза» (в честь пла­мен­ной рево­лю­ци­о­нер­ки Розы Люк­сем­бург, конеч­но же).

Дача №3 на про­се­ке Горен­ско­го пар­ка при­над­ле­жа­ла с 1926 года пер­вой жене Сер­гея Есе­ни­на  ‑Зина­и­де Райх. Здесь она жила с дву­мя детьми, рож­ден­ны­ми от поэта и сво­им новым мужем Все­во­ло­дом Мей­ер­холь­дом. Здесь регу­ляр­но быва­ли зна­ме­ни­тые писа­те­ли, арти­сты, худож­ни­ки и музы­кан­ты того пери­о­да (Ю. Оле­ша, А. Тол­стой, С. Мар­тин­сон, Э. Гарин, И. Ильин­ский, С. Про­ко­фьев, Д. Шоста­ко­вич и др.). Здесь же, на этой даче был спря­тан и хра­нил­ся архив Мей­ер­холь­да после его аре­ста.

Официальный сайт усадьбы Горенки

Офи­ци­аль­ный сайт усадь­бы Горен­ки в дан­ный момент нами не иден­ти­фи­ци­ро­ван.

Если вы рас­по­ла­га­е­те любой инфор­ма­ци­ей по дан­но­му вопро­су, то оставь­те свой ком­мен­та­рий ниже или свя­жи­тесь с нами любым удоб­ным для вас спо­со­бом.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.